Нефтегазовый комплекс

Страшные сказки про Сахалин

18 сентября 2006 г. произошло событие, вызвавшее информационную бурю в бизнес-изданиях, но почти не замеченное СМИ, рассчитанными на рядового обывателя. По представлению Генеральной прокуратуры Министерство природных ресурсов отозвало выданное в 2003 г. положительное заключение Государственной экологической экспертизы второй фазы шельфового нефтегазового проекта “Сахалин-2”.

“Юкос” ни при чем

За принятым решением увидели, естественно, политическую подоплеку: “Сахалин-2” - крупнейший (20 млрд долл.) инвестиционный проект в России, в котором до настоящего времени российский капитал не участвует. При этом известно, что “Газпром” вел переговоры о приобретении пакета акций компании Sakhalin Energy, являющейся оператором проекта. Бизнес-медиа сообщили о резкой критике решения российской Генпрокуратуры в Японии, ЕС и Великобритании; министр иностранных дел Нидерландов запросил у российского правительства разъяснений по поводу случившегося, а Синдзо Абэ, в тот момент кандидат на пост премьер-министра Японии, заявил, что российско-японские отношения должны быть в свете последних событий пересмотрены.

К сожалению, аналитики бизнес-изданий особенно не интересуются ни историей проекта, ни реальной ситуацией на Сахалине - в первой волне откликов было крайне мало комментариев специалистов-экологов и природоохранных организаций. Понятно, что гораздо заманчивее (в том числе и для зарубежных политиков) провести параллель между событиями вокруг “Сахалина-2” и делом “ЮКОСа” и поговорить в очередной раз об имперских амбициях России в энергетическом секторе. Амбиции, конечно, есть, куда от них денешься, но почему-то зарубежные аналитики почти не обратили внимания на принятое под давлением российской общественности весной 2006 г. решение провести трубопровод Восточная Сибирь - Тихий океан в стороне от Байкала. А ведь такой поворот трубы создает серьезные неудобства не иностранным инвесторам, а государственной компании “Транснефть”, заставляя ее лучше поработать над вопросами экологической безопасности и техническими решениями. Практически никто из зарубежных аналитиков не задается вопросом: “А почему бы на Сахалине не сделать то же самое?”

Открытость напоказ

Будучи экологом, а не политологом, не стану обсуждать истинные причины отзыва экспертного заключения, но скажу, что все необходимые условия для такого решения были созданы ходом подготовки и развития проекта. Более двух лет назад <Мировая энергетика> опубликовала мою статью об экологических и социальных аспектах сахалинских шельфовых нефтегазовых проектов. Тогда можно было говорить только о поспешности и хаотичности планирования, сомнительности ряда технических решений, которые никогда не были бы допущены, если бы сахалинским нефтегазовым проектам предшествовала сколько-нибудь общая экологическая оценка, не говоря уже о стратегической экологической оценке.

В 2003 г. стало понятно, что Государственная экологическая экспертиза второго этапа проекта “Сахалин-2” проводится со значительными процедурными нарушениями, а ее положительное заключение противоречит федеральному законодательству.

В частности, многие эксперты отмечали неполноту представленной заказчиком - Sakhalin Energy - документации. В итоговом заключении было указано, что представленные материалы не во всех случаях соответствуют требованиям законодательных актов РФ, но, несмотря на это и большое количество замечаний и рекомендации, ТЭО не было отправлено на доработку, а получило положительное заключение.

Стоит ли удивляться, что практически сразу по завершении ГЭЭ последовали обращения природоохранных организаций в суд. Тогда же, в 2003 г., около полусотни природоохранных организаций приняли совместные требования к сахалинским нефтегазовым проектам и попытались вступить в диалог с Sakhalin Energy как оператором самого крупного проекта. Вопросов было достаточно: судьба западно-тихоокеанских серых китов, экологическая безопасность наземного трубопровода, пересекающего более тысячи рек и ручьев, проблема сброса грунта в залив Анива при строительстве завода СПГ (сжиженного природного газа) и отгрузочного терминала. Чтобы подстраховать свои финансовые риски, Sakhalin Energy добивалась получения кредита от консорциума, возглавляемого ЕБРР, поэтому компания демонстрировала открытость, ее представители охотно встречались с общественностью, но упорно отстаивали принятые варианты проектов, не желая уступить даже в самой малости. ЕБРР, однако, не спешил с решением о кредите, в течение почти трех лет выясняя, соответствует ли проект "Сахалин-2" принципам экологической политики банка, проводя собственный мониторинг и консультации с экспертами и общественностью.

За это время компания успела поставить газовую платформу на Лунском месторождении и основание для нефтяной платформы Б на Пильтун-Астохском, соорудить подводный трубопровод, пересечь наземным трубопроводом пару сотен рек и ручьев, построить завод СПГ, причал и терминал для танкеров на берегу залива Анива на юге Сахалина. Таким образом, появилась возможность оценить уже не предполагаемое, а реальное воздействие практики осуществления проекта на природу и общество.

Дорогу переплыли киты

В 2004 г. Sakhalin Energy объявила о выделении 5 млн долл. на разработку вопросов, связанных со снижением воздействия на западно-тихоокеанскую популяцию серых китов, чей район летнего обитания и откорма совпадает с Пильтун-Астохским участком шельфа, на котором будут стоять две нефтяные платформы. Однако уже тогда планы компании провести трубу под водой через район нагула китов столкнулись с резкой критикой независимых экспертов и природоохранных организаций.

Компания была вынуждена признать первоначальный проект не отвечающим требованиям безопасности, переделать его и отложить строительство подводной трубы до 2006 г. Но и при этом группа международных экспертов, работавшая под эгидой Международного союза охраны природы (IUCN) и представившая свой доклад в начале 2005 г ., выявила 4 критических для сохранения популяции китов фактора (промышленный шум, столкновения с судами, разливы нефти и нарушения кормовых донных биотопов). (Биотоп - участок с примерно одинаковыми условиями среды, занятый одним биоценозом. - Прим. ред.) Эксперты отметили, что ни по одному из этих факторов компания не смогла представить убедительных планов снижения воздействия до безопасного уровня.

Строительство завода СПГ вблизи города Корсаков на юге Сахалина обернулось серьезными проблемами для местных жителей: приведенными в негодность дорогами, загрязнением воздуха, потерей 2400 м пляжа, являвшегося местом отдыха горожан, конфликтами с завезенными на стройку из других регионов России и бывшего СССР рабочими. Рыбодобывающая компания “Калипсо”, добывавшая здесь ежегодно 1000 т горбуши, после сброса грунта в районе своих промысловых участков в 2005 г. не выловила и 500 т.

Очень быстро обнаружились серьезные проблемы с выполнением подрядчиками и субподрядчиками требований по защите окружающей среды, в особенности при прокладке наземного трубопровода через лососевые реки. Так, еще в 2005 г. проверка, проведенная управлением Росприроднадзора по Сахалинской области всего лишь в двух ближайших к Южно-Сахалинску районах, выявила значительные нарушения экологических норм подрядчиками проекта практически на всех водотоках. Эти нарушения вызвали эрозию берегов в реках и ручьях, являющихся местами нереста лососей. Противоэрозионные меры, предпринимаемые подрядчиками Sakhalin Energy, во многих случаях либо оказались неэффективны, либо не выполнялись должным образом.

А главное, что, столкнувшись на практике с непроработанностью своих решений по прокладке трубы в местах тектонических разломов, предотвращению подмыва труб при пересечении рек, предупреждению селевой опасности, компания вынуждена была пойти на изменение проекта и оперативное проектирование. Иначе говоря, рекомендации заключения Государственной экологической экспертизы не выполнялись. А это в чистом виде конфликт с природоохранным законодательством.

Так вкратце выглядит история, завершившаяся решением российских властей об отзыве положительного заключения Государственной экологической экспертизы проекта “Сахалин-2”.

Следы варвара

Как влияет активная нефтегазовая деятельность на островные реалии?Значительно сильнее, чем с нефтяными проектами, жизнь населения Сахалина связана с тихоокеанскими лососями, их промыслом, браконьерским, любительским и прочим неучтенным выловом, который к началу XXI века удвоился по сравнению с серединой 80-х годов. На состоянии запасов этой рыбы отражаются самые различные факторы, в том числе популяционные циклы, и специалисты прогнозируют общий спад численности после подъема 1990-2000 гг. Когда сегодня приезжаешь на северо-восток Сахалина, замечаешь - эти районы перестали быть малолюдными, что не может не сказаться на природе. И хотя нефтяные компании запрещают своим сотрудникам охоту, рыбалку и сбор грибов, вряд ли им удается контролировать субподрядчиков. Мне приходилось видеть, как во время хода лососей у речек останавливались машины компаний, обслуживающих строительство трубопровода, береговых комплексов или дорожные работы. Те, кто приехал, черпали сачками идущую на нерест горбушу, выбрасывали самцов на берег, а самкам вспарывали брюхо, чтобы взять икру.

Безусловно, браконьерство существует вне зависимости от нефтегазовых проектов, но ведь в жизни все переплетено. Прокладывание подъездных путей к объектам строительства, значительное количество приезжих работников ведет к увеличению браконьерства лососевых в реках и расширяет рынок сбыта икры.

Возможно, играет роль общее повышение стоимости жизни, верхнюю планку которого задает платежеспособный спрос людей, работающих в нефтегазовом секторе. Знакомый сахалинец, чтобы собрать сына в школу или решить какую-то другую домашнюю проблему, заготавливает икру. Его зарплата в бюджетной организации просто не оставляет другого выхода. Понятно, что чем дороже обходится решение бытовых проблем, тем больше икры нужно заготовить.

Увеличение незаконного вылова лососей на нерестилищах, пересечения рек трубопроводами без соблюдения декларируемых экологических стандартов и приводят к эрозии берегов, снижению продуктивности. Так что ожидаемый спад численности лососей окажется весьма резким и болезненным для сахалинцев.

Что тогда будут значить выгоды от нефтегазовых проектов, которые реально способны улучшить материальное положение лишь подавляющего меньшинства островитян?

В.Спиридонов, “Мировая энергетика”

Image

Новый гель призван бороться против повторного роста раковых клеток

В ходе операций по удалению злокачественных новообразований калифорнийские ученые применили гель в виде спрея. Он создан с целью стимуляции работы иммунной системы и предупреждения повторного появления метастазов

Image

Правильная утилизация мусора - основное направление экологии в борьбе за чистоту планеты

На сегодняшний день одной из главных проблем экологии является утилизация мусора. Конечно, эта проблема существовала во все времена. Но в последнее время - это является больной темой.

Image

Микропластик уничтожает способность улиток уклоняться от хищников

Отсутствие способности улиток защищаться от хищников может иметь серьезные последствия для всей пищевой цепи.

Image

Занимательные факты об электроэнергии

Мы не можем помыслить своей жизни без электричества. Если забыть об освещении и обогреве, без электричества мы не смогли бы узнать новости всех наших друзей в соцсетях и посмотреть новую серию любимого сериала.